En

А есть ли жизнь дальше?

16.04.2015

Павел Прасс,
генеральный директор ОАО «Специализированный депозитарий «ИНФИНИТУМ»

Слияния и поглощения — естественные процессы на любом рынке. Перемещаются клиенты, активы, идет консолидация. Это повышает активность рынка и увеличивает нагрузки. Как со всем этим справляется спецдепозитарий «ИНФИНИТУМ», который в прошлом году приобрел 100% Центрального депозитария фондов, и каков на данный момент расклад сил в спецдепозитарном бизнесе, мы спросили у генерального директора СД «ИНФИНИТУМ» Павла Прасса.


— Павел, как можно охарактеризовать текущее состояние бизнеса спецдепозитариев в России? Как выглядят позиции ведущих игроков?

— Сегодня лицензиюспецдепозитария имеют больше 40 компаний. Среди них стоит  отметитьTOP-3—этокрупнейшиеуниверсальныеспецдепозитарии:ИНФИНИТУМ, ВТБ-спецдеп и СДК «Гарант». А также несколько крупных и средних, активно и не очень, но работающих на рынке —ПРСД и ОСД, Депозитарий Росбанка и НКК, спецдепозитарии ВТБ, Сбербанка и Газпромбанка, ДКТ, ДК «Регион», уралсибовский СДЦ, МСД. Все спецдепы, конечно, разные и сильно отличаются. По качеству, технологиям, принципам, масштабам. У некоторых бизнес и его организация прилично «повзрослели» во всём. У других, сохраняются кустарные методы, несмотря на рост масштабов. Здесь лишь отмечу, что у многих есть какая-то своя ниша, специализация – кто-то в ПИФах, другой ещё более узко – в ЗПИФах, кто-то в области обслуживания ипотечных ценных бумаг. Про остальные 30+ спецдепов сказать ничего не берусь, кроме того, что они как-то существуют и, наверное, решают какие-то конкретные задачи своих бенефициаров. Вряд ли для них это бизнес.
Так выглядит карта игроков сейчас.В ближайшие год-два,на наш взгляд, рынок будет консолидироваться, в том числе в связи с действиямиБанка России. Очевиден тренд на серьёзное ужесточение контроля и надзора за профучастниками, на повышение прозрачности и соблюдение множества непростых требований к организации деятельности. Бизнес и условия его ведения на финансовых рынках значительно усложняются. Например, реформируя пенсионную систему, регулятор дляповышения её надежностипроводит детальные проверки всех участников, в том числе и инфраструктуры, к которойотносятсяспецдепозитарии.В целом индустрияс проверками и меняющимися требованиями справится, хотя это будет сложный и дорогой процесс адаптации к новым реалиям. А кого-то из игроков рынка пристальный взгляд регулятора и новые условия заставят срочно ответить на вопрос: «А есть ли жизнь дальше?». И это нормально.Итоги этого этапа – существенных переменв течение 2015-2016 годов- во многом определят дальнейшие перспективы отрасли. Пока ещё слишком много неопределённостей.

— Какие Вы можете прогнозироватьперспективы в бизнесена ближайшие годы?

—По-прежнему основным сегментом для спецдеповостаются существующие клиенты – НПФ и ПИФ.И одна из важных задач на ближайший год — это сопровождение и удовлетворение существующих клиентов и их потребностей, непростых для них изменений и задач деятельности. На всём рынке, и в частности в сфере НПФ, серьезные регуляторные нагрузки: появляется много новой отчетности, идут проверки, подготовка к переходу на новые стандарты учёта, дополнительные контрольные процедуры.Деоффшоризация, изменения депозитарных процессов, корпоративных процедур, требований ПОД/ФТ, FATCA, риски и т.д. и т.п. – вся эта радость касается всех, и также требует осмысления и срочнейшей практической реализации.Все участники рынка, в том числеиспецдепы, испытывают колоссальные нагрузки. Трудоемкость и себестоимость услуг заметно возрастает. Что касается объёмов рынка услуг спецдепов для НПФ и ПИФ, то в ближайшие 1-2 года мы оцениваем его относительно нейтрально – не ожидаем ни существенного роста, ни сжатия.При этом понимаем, куда и за счёт чего мы сами будем развиваться. Но пока не скажу.
Еще одно направление, за счет которого деятельностьспецдеповбудет расширена – это обслуживаниестраховой отрасли. С 1 июля 2015 года страховые компании обязаны обеспечить спецдепозитарный учёт и контроль своих активов и операций.Пока нормативная базаеще не сформирована и нет полнойясности, как именно будет необходимо осуществлять контроль и взаимодействие.Это стратегически важный для нас сегмент бизнеса, и по масштабам и по перспективам. Однако, с учётом всех аспектов стартового этапа, мы не ожидаем в первые 1-2 годасверх-доходов и высокой рентабельности от этого направления.
Нельзя конечно забывать и о других уже освоенных, традиционныхсегментахспецдепозитарного бизнеса,таких как обслуживание ипотечных бумаг, компенсационных фондов СРО,госкорпораций.Нигде мы не ожидаем скачкообразного роста. Объёмы расти могут в отдельных направлениях, но какого-либо явного драйвера для экстенсивного роста бизнеса я бы не выделил. Вот «драйверов» для роста себестоимости хватает, и общий экономический фон пока не слишком радужный.При этом оптимизм в нас неистребим, и мы относимся ко всему происходящему, как к уникальному стимулу для повышения устойчивости, эффективности и, как ни странно, развития.

— А какие перспективы Вы видите для ИНФИНИТУМА? Возможно, есть какие-то новые направления?

—У ИНФИНИТУМА всегда есть и будут перспективы и новые направления. Иначе невозможно. В прошлом году мы внедрили услугу аутсорсинга для управляющих компаний ПИФ. Речь идёт о выполнении как функций учёта и отчётности ПИФ, так и многих других обеспечивающих, рутинных функций самой управляющей компании.Два года назад мы публично заявили, что активно развиваем эту сферу. Потребовалось очень много усилий, чтобы проработать «конвейерную» технологию организации процессов. И пусть всё ещё не оптимально, носейчас мы реально обслуживаем несколько управляющих компаний и фондов. Пока этонерозничныеПИФы, фонды недвижимости. Расширение линейки, наращивание объёмов, отладка и оптимизация услуги–теперь это вопросынепрерывногои понятного нам развития. Фундамент заложен, старт дан.
Мы горды этим достижением и высоко оцениваем перспективы данного направления. В отличие от традиционных, вменённых законом, услуг спецдепа, это реальная рыночная услуга, за которую готовы платить добровольно.И каждый в итоге развивает свой бизнес и занимается своим прямым делом: управляющие управляют активами, мы качественно и полноценно сопровождаем рутинные обеспечивающие процессы – то, что каждый профессионально умеет.Мы уже видим, что спрос есть, так что потенциал для развития по данному направлению немалый.


— Какие специалисты Вам понадобятся для развития аутсорсинга?

—На стадии разработки и развития услуги нужны маркетологи, технологи и методологи. Когда уже операционная деятельность появляется, то операционисты, бухгалтеры-учётчики, клиентские менеджеры. Без IT-спецов не обойтись конечно, без юристов и контролёров. Да, собственно, для этой услуги нужны все те специалисты и руководители, которые и есть - ИНФИНИТУМ. Просто для развития и масштабирования требуется дополнительно усиливаться и делать некоторые организационные изменения, корректировать бизнес-процессы.

— А где брать специалистов с такими компетенциями? Они есть на рынке труда в достаточном количестве?

— Очень больной вопрос. И это не только наша проблема – рынок в этом направлении только строится. Специалисты и руководители, обладающие необходимым набором компетенций, появляются двумя путями: кого-товзращивают внутри компании, кого-то«приобретают» на рынке труда с хорошей базовой компетенцией и затем адаптируют. Ведь специфичен и сам бизнес спецдепозитария,и процессы конкретной компании, потому что любая компания имеет свой бизнес-уклад.Важно обеспечить специалистам такую среду, в которой они могли бы реализовать свойпрофессионализм и потребностинаиболее эффективно.
Поиск подходящих кадров очень непрост. Чем больше развивается бизнес, тем выше требования к компетенциямсотрудников и руководителей.Круг тех, из кого можно выбрать, сужается. А задач и желаний у развивающейся компании обычно больше, чем ресурсов. На квалифицированных специалистов и руководителейвсегда есть спрос, несмотря на непростую экономическую ситуацию.

— А если говорить оботрасли в целом? Какие предстоят изменения?

— Не возьмусь в рамках этого интервью комментировать известные ипредсказывать неизвестные изменения – это лучше спрашивать у идеологов изменений и реформ, у нормотворцев и регулятора.Выскажусь лишь отдельными междометиями.
Что точно ясно глобально – финансовый мир и рынок будет серьёзно иным. Да и не только финансовый. Факторов, причин и уже реализующихся трендов неисчислимо много. Каждый ближайший год будет приносить изменений, пожалуй, больше, чем предыдущие 3-5 лет. Существенных изменений в каждом уголке и сегменте финансового рынка уже реализуется и ещё будет в ближайшие 1-3 года очень много.
Вот один «земной» пример, но вполне себе непростой, чтобы достойно озаботить практически всех участников рынка - переход на единый план счетов и новые стандарты бухгалтерского учёта для некредитныхфинансовых организаций. Саму цель мы, как учётный институт, одобряем и поддерживаем, хотя отдаём себе отчёт, как непросты подобные реформы в практическом воплощении в условиях достаточно сжатых сроков, множества неясностей и, мягко говоря, неоптимальности процесса регулирования, нормотворчества, да и функционирования самого рынка. И такие «земные» новации, которые предстоит осмыслить и реализовать срочно, одновременно и с улыбкой, исчисляются десятками.
 Также мы с Вами уже говорили про реализуемую Банком России гораздо более жесткую и прозрачную модель регулирования и надзора по отношению к непуганному ранее небанковскому рынку. Свалившиеся сейчас нагрузки на бизнес приведут к тому, что бизнес-модели многих участников станут нерентабельными и экономически нецелесообразными.
 Вывод и итог всё тот же – мир и рынок уже стал иным, и это только начало.


— В начале 2014 года Вы ожидали (и говорили об этом), что Банк России призванреализовать достаточно амбициозную модель развития финансового рынка. Как Вы оцениваете успехи в этом направлении?

— Мы понимаем, что задачи, которые стоят перед Банком России как мегарегулятором, можно назвать практически эпохальными.Лично я, сам будучи неисправимым реформатором и развивателем, с большим уважением и пониманием отношусь к активностям ЦБ и персонально Швецова С.А. по реформированию небанковского сектора. Это очень масштабный охват всех сегментов рынка и координация безумного количества одновременных задач и процессов. Инициировано и уже реализовано очень много новаций, нацеленных на построение развитого и ответственного рынка. Конечно, не всё однозначно и далеко не идеально. Не без изъянов. Мягко говоря, не всегда ужесточающие, утяжеляющие меры компенсируются и уравновешиваются «либеральными» и дающими возможности развития. Все по-разному оценивают полезность тех или иных инициатив, и вообще курс регулирования. При этом регулятор интересуется мнением рынка, иногда даже учитывает, и открыто доносит до рынка свою позицию.
Думаю, вообще не должно быть иллюзий – всем мил не будешь, всех одинаково не удовлетворишь, лес рубят – щепки летят, а значительные реформы без «крови» редко обходятся. Понятно, что когда долгие годы что-то не очень шевелилось, а теперь вдруг резко и всё сразу, то аттракцион не для слабонервных. У активных реформаторов вообще роль в истории всегда спорная. Всегда есть критики и скептики, и без ошибок не обходится. И когда ты начинаешь реформы, точно ведь неизвестно – все ли приведут к успеху. Но лично мне это близко и понятно. И если коротко одним словом – то да, поддерживаю.
Чего хотелось бы – это как можно более системного, заблаговременного и открытого, анонсируемого для рынка планирования новаций и мер по их реализации. Понимаю, что этому системному стратегированию, планированию и управлению нам стоит ещё научиться. Пока многие вещи достаточно внезапны.Не исключен такой вариант, что утром в новостях можно прочитать о таких радикальных изменениях, о которых вчера вечером еще никто и не подозревал, или по-крайней мере не мог в это поверить.


— Как Вы оцениваете состояние законодательно-нормативной базы рынка спецдепозитариев?

— Лаконично трудно, конечно, выразится. Она, «нормативная база спецдепов», почти безгранична и необъятна, она многолика и стремительна, порой внезапна и неожиданна, временами и местами противоречива и загадочна, и ещё она размножается и обновляется. Такое вот её состояние. Не всякому под силу и осознать и объять сие величие.
А если серьёзно, то конечно, деятельность спецдепов в совокупности регулируется огромным количеством нормоактов. Понятно, как исторически эта конструкция складывалась. И поле для её совершенствования широкое. Чуда не ожидаем, но верим в постепенную оптимизацию регулирующей нас нормативки. И занимаем при этом конструктивно-активную позицию, принимаем участие в экспертных дискуссиях, пытаемся доносить регулятору и другим заинтересованным ведомствам разными способами информацию о проблемных вопросах, предложения по их урегулированию, по формулировкам конкретных нормоактов, стараемся прояснить логику и позицию авторов-нормотворцев и регулятора по спорным вопросам, аккумулируем и структурируем знания по профессиональной деятельности.
При этом мы все уже как-то привыкли жить в условиях такой непростой нормативной базы. Научились вырабатывать и занимать чёткую позицию в ситуациях, когда нормы не дают однозначного ответа. И ежедневно принимать ответственные решения в таких условиях. Высокие риски? Да. Постоянные стрессы?Да. Но лёгкой жизни никто и не обещал.
А в идеале, всё же хотелось бы стремиться к более чёткой и логичной структуре нормативной базы. Хотя понимаем, что реализовать это, одновременно и срочно внедряя в нормативке множество новаций, в наших условиях практически неосуществимо. Но хотелось бы…
И ещё в очередной раз обращу внимание на встречающийся подход к нормотворческому процессу ипланированию. Я всегда считал и считаю, что надо устанавливать принципы, определять цели и решать прикладные задачи.Нормоакт – инструмент и способ решения задачи и достижения цели, и не обязательно исчерпывающий и достаточный способ и инструмент. У нас же зачастую изменение или созданиеотдельногонормоактапревращается в самоцель. И когда тебя спрашивают экспертное мнение по данному проекту нормоакта, то сначала ты изнурительно и не всегда успешно пытаешься выяснить, а что же авторы стремятся решить этим, какую логику закладывают и т.п.
Возможно, это эмоции и перфекционизм. На практике мы естественно стараемся разобраться и своё видение сформулировать, и помочь сбалансированно решить задачи, стоящие перед регулятором и рынком. Полагаю, что это тоже вопрос времени и нашего развития. И нам предстоит ещё научиться планировать нормативку и оптимизировать её конструкцию, и при этом наладить более системное и плотное информационное взаимодействие в этом процессе между нормотворцами, регулятором и рынком.


— В прошлом году в состав Группы компаний «ИНФИНИТУМ» вошел Центральный депозитарий фондов. В чем заключалась ваша стратегия при покупке ЦДФ? Скажется ли приобретение ЦДФ на вашей продуктовой линейке, на других параметрах бизнеса?

— Все было просто. Когда у нас появилась стратегическая договоренность о сотрудничестве с НПФ «КИТ Финанс», автоматически возник вопрос покупки ЦДФ, так как этот НПФ был их ключевым клиентом. Сначала договорились о покупке 19,9% уставного капитала. А сейчас ЦДФ — наше дочернее предприятие, нам принадлежит 100%.
Сам по себе ЦДФ большой прибыли не генерирует. Стратегия заключалась в приобретении команды квалифицированных специалистов, дополнительной группы клиентов, и в физическом присутствии «ИНФИНИТУМа» в Северо-Западном регионе. На Северо-Западе у нас и прежде  было немало клиентов, но физическое присутствие дает больше преимуществ. В итоге мы расширили свой бизнес и открыли новые возможности для его укрепления и развития.
При этом я бы не говорил о расширении продуктовой линейки именно в результате этой сделки. Это не так. Однако наличие дочерней компании в Петербурге (и любом удаленном от Москвы городе) позволяет по-новому строить бизнес-процессы. Например,основные процессы по услуге аутсорсинга мы сейчас интенсивно локализуем здесь.
Получаем несколько выгод одновременно. Во-первых, перераспределяем нагрузку, снижая ее концентрацию в центральном офисе. Во-вторых, это поддерживает экономику и повышает рентабельность деятельности ЦДФ, дает им возможность развиваться. И наконец, мы приобретаем бесценный практический опыт территориальной диверсификации деятельности спецдепозитария. Реально у нас появляется централизованно-управляемая и унифицированная технология распределенного оперирования. В будущем это позволит нам использовать удаленные офисы для отдельных технологических процессов. Для оптимизации и повышения эффективности бизнеса это очень важно.
На общие параметры бизнеса «ИНФИНИТУМА» покупка ЦДФ, конечно не сильно влияет. В цифрах объем контролируемых активов, количество клиентов, доходы и прибыль выросли незначительно. Но с учетом вышесказанных выгод, выигрыш от сделки очевиден и заметен.

Депозитариум
https://www.nsd.ru/common/img/uploaded/files/depo/137/28-31_Prass.pdf


← Возврат к списку публикаций

EV SSL