En

Интервью Павла Прасса журналу "Вестник НАУФОР"

29.04.2014

"БОЛЬШЕ ЧЕМ СПЕЦДЕП"


Специализированный депозитарий должен стать звеном, которое поможет участникам организовать работу на рынках капитала


Павел Прасс, генеральный директор ОАО «Специализированный депозитарий «ИНФИНИТУМ» , рассказывает главному редактору журнала "Вестник НАУФОР" Ирине Слюсаревой  о том, почему на рынке сейчас может быть востребован многопрофильный сервис-провайдер; а также для чего спецдепозитарию нужны стратегии.

   

- Павел, компания "Инфинитум" в качестве специализированного депозитария оказывает услуги самым разным типам клиентов - НПФам, управляющим компаниям, госкорпорациям и многим другим.  Хотелось бы начать с разговора о рынке коллективных инвестиций. Что сейчас на нем происходит? Такое впечатление, что российские вкладчики ПИФов после кризиса получили стойкое отвращение к этому виду инвестирования.

- Это не совсем так. Во-первых, рынок коллективных инвестиций не ограничивается только розничными ПИФами. А во-вторых, "стойкость отвращения" обычно смягчается, как только рынок идет вверх. Конечно, розничный сектор инвестиционных фондов был подорван, рынок акций упал. А культура инвестирования в России пока не сформирована, почти все хотят иметь спекулятивный доход в краткосрочном периоде. Факторов, определяющих инвестиционное поведение в конкретные моменты, очень много, и дело не только в росте или падении рынка. Однако в нашем случае, как только начинается падение рынка, это сразу влечет массовое бегство с него. На развитых рынках люди в большей степени рассчитывают на долгосрочные периоды и чаще не "бегут" с рынка, а корректируют структуру вложений.

- Но разве это не западные фонды уходили в кризис с российского рынка со страшной силой?

- Западные фонды действительно уходили, но это объяснимо - слабые рынки падают быстрее развитых, и риски потерь выше, вот они и "перекладывались". Для них в общем объеме активов наш фондовый рынок - это небольшая "песочница", где они реализуют в основном свои спекулятивные интересы. А вот для российских участников движения отечественного рынка очень ощутимы. Но и здесь не стоит чересчур обобщать.

Рынок коллективных инвестиций неоднороден и многолик. Во-первых, это негосударственные пенсионные фонды. Во-вторых, паевые фонды - и розничные, и закрытые, включающие в себя ЗПИфы недвижимости, фонды прямых и венчурных инвестиций. И я бы не сказал, что всем фондам было плохо. Закрытые паевые инвестиционные фонды продолжали активно формироваться и после кризиса. Например, в ЗПИФах недвижимости изначально был "налоговый рай", отсутствовал налог на имущество, была неясность с НДС, был и сохраняется отложенный налог на прибыль, то есть налогообложению подлежат только доходы от продажи паев. А внутри фонда получаемый доход можно реинвестировать. Плюс паи сами по себе - это секьюритизированный актив - более гибкий инструмент, зачастую, он более удобен для целей рефинансирования или владения, нежели прямой актив.

Все эти преимущества паевых фондов и позволяют поддерживать и развивать соответствующий сегмент индустрии коллективных инвестиций, несмотря на сложности рыночной конъюнктуры. Конечно, после 2008 года сильно просела та часть, которая базируется именно на рыночных ценных бумагах, остальные продолжали жить.

После кризиса все ждали "отскока" и далее продолжения роста. А по факту мы находимся в длительном периоде стагнации, в периоде очень значительной неопределенности. Неопределенность окружает нас во всех сферах. Это касается и политической составляющей, и социальной, и, естественно, экономической. И это, безусловно, напрямую касается финансового рынка.

Никто не знает, что будет завтра, сейчас управляющие ведут очень консервативную политику инвестирования, поведение рынка трудно предсказуемо.

Характеризуя рынок коллективных инвестиций, нельзя не отметить, что все-таки главным драйвером последние годы были пенсионные накопления, поскольку розничные НПФы активно развивали направление обязательного пенсионного страхования. В условиях стагнации фондового рынка это сыграло ключевую поддерживающую роль. Правда, теперь пенсионной отрасли предстоит не очень желанная "передышка" на два года и вступление в систему гарантирования пенсионных вкладов.

Кстати,  в прошлом году начали оживать розничные фонды.

- Странно. Акции ведь вроде не росли?

- Да, стабильности и определенности не прибавилось. Разве что стало ясно - еще долгое время не стоит ждать бурного роста.  Но привлечение в розничные паевые фонды опять стало положительным. Управляющие компании, играющие в долгосрочные стратегии, начинают постепенно восстанавливать свои программы развития розницы. Бесполезно ждать, когда все начнет резко расти, необходимо адаптироваться к существующим реалиям. И это вынуждены делать как профессиональные участники, так и инвесторы. А вот неуверенность проявилась уже и на банковском рынке, да и к тому же все равно нужно диверсифицировать  вложения. Инвесторам и долгосрочным игрокам этот тренд дает возможность рассчитывать на развитие отрасли.

Сегодня острота вопроса состоит в том, что крайне высока степень неопределенности.

- Из-за смены регулятора?

- Смена регулятора - это частный вопрос. А вот если бы правительство и регулятор (любой) озвучивали четкие стратегии долгосрочного развития и затем следовали им шаг за шагом, то было бы проще работать. Да, стратегии могут и должны динамически меняться и корректироваться, учитывая множество факторов и изменений. Но главное - они должны быть, должны быть известны участникам, и фактические действия должны им следовать.

Тогда мы, участники фондового рынка, могли бы формировать свои стратегии на гораздо более длительные периоды, но нам не дают такой возможности. В Стратегии-2020 (или любой другой) декларируются общие идеи, а на деле ты видишь непоследовательность, которая иногда превращается в хаотичное метание. О каких последовательных стратегиях может идти речь, если, например, судьба пенсионной отрасли долгое время была покрыта мраком на фоне многолетнего непрерывного публичного и закулисного обсуждения радикальных реформ.

Одной из самых больших проблем российского финансового бизнеса я считаю незнание того, что будет завтра.

Хотя нельзя сказать, что беда эта исключительно российская. Весь мир сейчас ищет ответы на вопросы и не находит. Так получается из-за стечения кризисов - геополитического, экономического, финансового. И в нашей маленькой песочнице под названием "рынок коллективных инвестиций" мы очень сильно зависимы от мирового пространства, и самое главное, от факторов, которые лежат за пределами экономики и финансов, за пределами конкретных законодательных норм. Степень неопределенности именно глобальная.

Самым важным в условиях неопределенности является формирование своей позиции, своих целей, подходов и дальнейшее им следование, хотя каждый шаг - это постоянное угадывание.

- Долгосрочное видение не может выработаться только наверху, в этом должен принимать участие и рынок. Как вы считаете, какие процессы или этапы можно ввести в стратегический процесс? Регулятор сейчас показал, что он готов к обсуждению.

- Действительно, Швецов, заступив на пост руководителя службы, инициировал процесс определения основных направлений деятельности в области организации финансовых рынков и получения обратной связи от участников. И я надеюсь, что эти процедуры будут эффективными.

Мы ожидаем, что Банк России (структура более мощная, чем ФСФР) попытается сформировать достаточно амбициозную модель развития фондового рынка. Естественно, все пожелания рынка не могут быть учтены, но это позволит выработать более-менее стратегическую линию.

Второй момент. Понятен озвученный тренд - ужесточение надзора и регулирования. Считаю, что сами по себе ужесточения - это нормально, они иногда нужны, но просто должны быть сбалансированы с возможностями для развития. Если будут закрываться возможности для аферистов - отлично. Но надо предоставить возможности тем, кто реально хочет что-то долгосрочно и цивилизованно выстраивать.

В этом смысле ожидания от нового регулятора, скорее, позитивные.

Вообще, ужесточение регулирования и надзора - общемировой тренд. Но когда нам говорят, что в Европе сейчас вводится очередной Базель и всех участников берут в "ежовые" рукавицы, не надо забывать о предыдущих временах полного либерализма на западных инвестиционных рынках, в течение которых этим рынкам и были предоставлены мощнейшие возможности для развития, которые и были реализованы. Российская же модель никогда не была либеральной, да и рынок молод. И есть риск, что, глядя на мировой тренд перехода от сверхлиберализма к либерализму, мы задушим свой и без того неразвившийся рынок. В общем, нужно стремиться к разумному балансу.

Немалую роль играет и пресловутая финансовая грамотность, которую, конечно, за год не воспитать. По сей день остается много людей, которые имеют деньги, но при этом финансово, а тем более инвестиционно, безграмотны. Конечно, огромное количество наших граждан не обладают вообще никакими деньгами,  у них нет повода размышлять о каких-либо инвестициях, но и они иногда свое последнее несут не туда, куда надо. Повышение финансовой грамотности населения должно быть политикой государства. Организовывать и поддерживать деятельность в этом направлении обязано именно государство, участники рынка будут содействовать.

- А как вы оцениваете состояние инфраструктуры?

-  Я с 1994 года работаю на финансовом рынке, сначала трудился в регистраторах, теперь уже десять лет в депозитарии и спецдепозитарии. Мне не хочется говорить о том, что могло быть сделано, и что не так было сделано, и что мы пока сильно отстаем от многих зарубежных коллег. Могу сказать, что нам есть чем гордиться. За тот относительно небольшой срок жизни российского рынка и в тех условиях, в которых это происходило, инфраструктура сформировалась и существенно развилась, накоплен огромный опыт, технологии и профессиональные компетенции. Несомненно, это не повод для самоуспокоения, а, скорее, стимул для дальнейшего развития. И у нас есть все шансы и основания для того, чтобы занять достойное место в глобальной международной финансовой инфраструктуре. Что делать? Работать и созидать: стратегически амбициозно мыслить и комплексно планировать, честно, ответственно и эффективно выполнять свои функции и задачи и, конечно же, не воровать.

Уверен, что инфраструктура российского финансового рынка  должна соответствовать самым высоким  стандартам по таким параметрам, как устойчивость, надежность и технологичность. Да, необходимо внедрять и развивать различные процедуры по управлению рисками и контролю, управлению непрерывностью бизнеса и сервисов, но инфраструктура должна быть и будет надежна.

Говоря о состоянии инфраструктуры, следует также упомянуть о происходящих процессах консолидации.

- А консолидация в этом сегменте еще не произошла?

- На регистраторском рынке процесс консолидации уже давно происходит, на спецдепозитарном - пока нет. В среде спецдепов, я думаю, консолидация начнется в ближайшее время. Рынок сам по себе относительно небольшой, а требования к деятельности, объему, сложности, разнообразию функций и обязательств спецдепозитариев растут запредельными темпами. Полагаю, что небольшой инфраструктурной организации, мягко говоря, очень непросто в приемлемом качестве поддерживать все необходимые процессы начиная с основных технологий и заканчивая такими "непроизводственными" и недешевыми, как процессы в области ПОД/ФТ, внутреннего контроля, рисков, обеспечения резервирования, информационной безопасности, использования официальных и лицензированных источников информации и программного обеспечения.

Хотя, думаю, на рынке останется много места и для средних компаний, и для узкоспециализированных, нишевых. Просто надо понимать, что их бизнес-модель должна предусматривать значительное увеличение нагрузки от многих "непроизводственных", накладных процессов и расходов, которых возможно ранее удавалось избегать.

- А вы бы хотели кого-нибудь консолидировать?

-  Есть компании, кому мы делали и продолжаем делать конкретные предложения, но в этом всегда есть предел целесообразности.

Бывает так, что действующие владельцы компании-спецдепа готовы продать свое "детище", но свою готовность расстаться с этим бизнесом оценивают в кратно завышенных суммах, которые никоим образом невозможно рассчитать и обосновать, опираясь на показатели деятельности этого спецдепа, состояние его технологий, систем менеджмента и потенциал развития, даже учитывая наши возможности извлечения синергического эффекта от слияния и оптимизации управления. В подобных ситуациях невольно возникает мысль: при таких подходах к оценке спецдеповского бизнеса, может,  нам самим задуматься о продаже? Шутка…У нас слишком много планов.

Если речь идет о спецдепе, в котором обслуживается 15-30 ПИФов, то его вообще вряд ли можно рассматривать как полноценный бизнес. По сути, такие сделки - это договоренности с клиентскими группами, а не покупка бизнеса. Зачастую владельцы выставляют цену бизнеса по принципу своих ощущений и желаний получить "кучу денег" за то, что им особо ничего не приносит. Справедливости ради, следует заметить, что такая ментальность присуща не только рынку спецдепов, а, скорее, всем "молодым" рынкам. Ну и в принципе, на то он и рынок, и дело хозяйское - что и за какие деньги продавать.

В любом случае, в такой период перемен, как сейчас, процессы консолидации происходить будут.

- То есть на этом поле останутся несколько суперкрупных игроков и несколько нишевых игроков?

- Не хотелось бы, конечно, давать прогнозы, неблагодарное это дело. Еще раз повторюсь, места в любом случае хватит игрокам разных категорий, специализаций и размеров. Но при сохранении текущих трендов большую часть рынка будут делить между собой суперкрупные игроки, что и сейчас происходит. Мы однозначно относим себя, "Инфинитум", к таковым. У нас под контролем 1,7 триллиона рублей, и по многим рыночным показателям "Инфинитум" занимает лидирующие позиции. Но мы не можем говорить, что мы первые во всем. По каким-то параметрам мы первые, по каким-то вторые, по каким-то третьи.

- А какие еще изменения вы ожидаете в инфраструктуре?

- Не возьмусь сейчас рассуждать об изменениях в инфраструктуре вообще, а лишь несколько слов о возможностях в спецдеповском сегменте, в инфраструктуре рынка коллективных инвестиций.

По мере роста будет происходить функциональное деление. Спецдепы могут и будут забирать на себя функции fund-администраторов в западном понимании модели рыночного взаимодействия, в том числе брать на аутсорсинг бэк-офисные процессы управляющих компаний и фондов, а также другие рутинные и второстепенные процессы активных операторов финансового рынка.

Мы уже несколько лет делаем конкретные шаги в этой области: строим технологии аутсорсинга процессов управляющих компаний. И сейчас уже, как никогда, вплотную подошли к возможности оказания целого комплекса услуг по поддержке деятельности управляющих компаний. Мы сотрудничаем со многими компаниями, которые готовы передавать нам некоторые свои функции. Хотя остается еще много вопросов, связанных и с нормативкой, и с технологиями.

Такие процессы будут происходить неизбежно, потому что средним и небольшим компаниям  проще и выгоднее отдать какие-то функции на аутсорсинг и не нести риски и расходы.

- Но я слышала о переходе на аутсорсинг не только от средних компаний.

- Это правда, потребность есть у всех категорий компаний. Но чтобы забрать такие функции у больших компаний, нужно хорошо отладить процесс, потому что у малых и больших компаний потребности разные. Необходимо развивать новые сервисы постепенно.

- То есть вы берете на аутсорсинг часть бэк-офиса управляющих компаний?

- Да, сейчас частично, но вообще хотим перейти на полный цикл. В общем случае, по западным моделям, в аsset management company могут работать только портфельные управляющие, продавцы, клиентщики и маркетологи, которые создают и продвигают продукт. А различные специализированные организации  осуществляют все остальные необходимые функции и сервисы - расчеты, учет, отчетность, сопровождение сделок, аудит, оценку и т.п. Появляется четкое разделение и специализация, каждый занимается своим делом.

Подобные изменения в распределении ролей и функций на рынке могут подвигаться как законодательными, так и просто рыночными методами и событиями.

Я, скорее, за рыночные методы, за создание возможностей и за минимизацию ограничивающих моментов.

Хочу сказать еще об одном аспекте, характеризующем текущую ситуацию в инфраструктуре, по крайней мере в самой развитой ее части. Инфраструктура все больше становится концентратором высококвалифицированной экспертизы. Почему? Например, мы обслуживаем около 600 инвестиционных портфелей и разобрали, изучили, проаудировали в процессе согласования и контроля великое разнообразие и огромное количество сделок, документов и операций. Мы стали и все более становимся обладателями уникального набора знаний и компетенций в области организации процессов инвестирования, учета и отчетности в фондах. И это не только наше представление о реальности. Нас, "Инфинитум", все больше так и воспринимают. Мы видим, что количество поступающих к нам запросов от активных профучастников значительно растет. Все больше и больше требуются наш консалтинг и экспертиза, причем на самых начальных этапах организации инвестиционных проектов на рынке коллективных инвестиций. Я думаю, что как раз культивирование и развитие компетенций в экспертизе и консалтинге наряду с комплексным технологическим развитием, развитием различных систем менеджмента, управлением непрерывностью и постоянным поддержанием стратегического видения и является основой и залогом устойчивости и успешности нашего бизнеса в будущем.

- То есть можно сказать, что спецдеп уже не ограничивается рамками того, что входит в круг его законодательно определенных обязанностей?

- Именно так. Востребованность спецдепа перестает быть узконаправленной. И мы сами не занимаем здесь пассивную позицию. Безусловно, в первую очередь, мы совершенствуем свои основные технологии и процессы - как спецдепа, призванного осуществлять квалифицированный учет и контроль. И при этом предлагаем рассматривать себя не только как спецдеп, а в качестве многопрофильного сервис-провайдера для управляющих и фондов, для инвестиционных групп, для инвесторов. На базе "Инфинитум" и вокруг него мы формируем и предлагаем много разных профессиональных квалифицированных услуг, начиная с консалтинга и заканчивая технологическими сервисами.

Сегодня на базе нашей компании уже сформирована группа - это спецдеп, консалтинговая компания и технический центр, являющийся удостоверяющим центром.

Я думаю, что на этом мы не остановимся, потому что в существующей структуре не все сервисы могут уместиться.

Можно сказать, что "Инфинитум" строится и развивается как инфраструктурная группа. Под инфраструктурой мы понимаем весь необходимый набор юридических лиц, технологий, кадров, финансов, а также корреспондентских отношений с другими коллегами, которые позволят обслуживать все потребности активных инвесторов и операторов. При этом мы понимаем, что потребности клиентов не ограничиваются исключительно российской территорией. В связи с этим мы формируем  отношения и сотрудничаем с зарубежными партнерами.

Мы хотим поменять ментальность, установку на то, что спецдеп - это сателлит, который нужен лишь в силу особенностей законодательства. Спецдеп должен стать реальным партнером еще на начальной стадии формирования бизнес-решений, тем звеном, которое помогает организовать работу на рынках капитала. И в этом направлении мы уже прошли большой путь.

И мы уверены, что то, что мы делаем, наша миссия - в формировании цивилизованного рынка, она в интересах всех - и государства, и общества, и профессиональных участников, и инвесторов, и клиентов и сотрудников, и акционеров. Вот так мы видим свое развитие.

- Развитие предполагается только внешнее?

- Я все это время говорил про внешнюю среду, чтобы было понятно, кем мы хотим быть, так сказать, снаружи. Но для того чтобы соответствовать критерию надежности, устойчивости и стабильности, "Инфинитум" очень много вкладывает в управленческие процессы. Не ради "красоты и бумажки" мы внедрили и сертифицировали уже несколько систем менеджмента, начав с СМК - системы менеджмента качества. Следующим шагом мы внедрили систему управления информационной безопасностью, поскольку работаем с огромными объемами важной информации.

Конечно, это затратно, но важно делать такие вещи, потому что бизнес растет. В компании уже сейчас трудится немногим менее 250 человек. Мы понимаем, что это не просто бизнес и набор клиентов, а системно работающий самоулучшающийся организм.

Еще одна система, которую мы внедрили в прошлом году - система управления информационными сервисами, тоже сертифицированная по международным стандартам.

Есть еще  и системы планирования, отчетности, развитая система внутреннего контроля, с прошлого года развиваем риск-менеджмент и управление непрерывностью. Все это вместе создает понятно управляемый организм. Да, он отягощается "бюрократическими" процедурами, отнимающими деньги, ресурсы и силы. Но с точки зрения долгосрочного устойчивого развития инфраструктуры их наличие крайне важно.


← Возврат к списку публикаций

EV SSL