En

Нужен ли брокеру свой депозитарий?

19.05.2017

Черкасский.jpg

Борис Черкасский
Советник генерального директора
АО «Специализированный депозитарий «ИНФИНИТУМ»


Нужен ли брокеру свой депозитарий?



С самого начала новой истории российского фондового рынка абсолютное большинство эмиссионных ценных бумаг выпускалось в безналичной форме. Не будем вдаваться в юридические тонкости: документарные это бумаги или бездокументарные, есть глобальный сертификат или его заменяет решение о выпуске, но так или иначе ценные бумаги существовали и обращались в виде записей по счетам. Этот факт вызывал возмущение некоторых традиционных цивилистов, которые, возможно, до сих пор считают безналичные ценные бумаги порождением дьявола, но противостоять этому они, к счастью, не смогли. Да, это было и невозможно. Бывали поначалу наличные облигации (например, широко известные ВЭБовки и ОГСЗ). Какое-то время даже существовали (правда. так и не прижились) документарные акции, когда на руки владельцу выдается сертификат и одновременно ведется реестр. Но со временем все эти отклонения и "боковые ветви эволюции" сошли на нет, и все эмиссионные ценные бумаги стали безналичными .

Раз сертификата на руках нет, то кто-то должен вести записи, удостоверяющие права владельцев. Совокупность институтов, уполномоченных вести такие записи, в докладе 1997 года была названа "учетной системой". Ее состав тоже был поначалу предметом дискуссий. Система росла отчасти сама по себе, отчасти как ответ на потребности рынка, отчасти под влиянием двух регуляторов – Банка России и ФКЦБ, которые в 90-е годы зачастую имели противоположные точки зрения на одни и те же вопросы. Как говорится, что выросло – то выросло, лебедь, рак и щука выполнили свою нелегкую работу, и устройство нашей учетной системы до сих пор оставляет желать много лучшего . Создание в 2012 году центрального депозитария решило некоторые проблемы, хотя далеко не все. Но речь сейчас не об этом – учетная система заслуживает отдельного разговора. Наша тема – брокерские депозитариии. Наверное, немногие сегодня помнят, что наряду с привычными для нас институтами учетной системы – регистраторами и депозитариями – в 90-е предлагали также считать частью учетной системы брокеров. Именно брокеров, как таковых, которые ведут не регистраторский, не депозитарный, а какой-то свой брокерский учет. Наверное, можно жить и так, и в некоторых странах нечто подобное существует. Однако у нас третий тип фиксации прав на ценные бумаги не прижился. Брокеры так и не смогли объяснить, чем их учет отличается от депозитарного, и серьезных причин порождать еще одну сущность не нашлось. В итоге пришли к устроившему всех на тот момент компромиссу: учет прав собственности у брокера ничем не отличается от депозитарного, а значит, брокер имеет право (если хочет) завести свой депозитарий и осуществлять депозитарную деятельность. Действительно, если у тебя большие зубы, четыре лапы, серая шкура, ты клацаешь зубами и воешь, как волк, то ты, скорее всего, и есть волк. Тогда мы тебя будем называть волком и выдадим волчью лицензию.

В то время этот компромисс всех устроил. Большинство брокеров обзавелось собственными депозитариями и продолжают их использовать до сих пор. Если добавить к ним банковские депозитарии, то наберется немало. Сейчас в России действует около 600 депозитарных лицензий, большая часть которых принадлежит брокерам и банкам. Приятно иметь свое. И депозитарий тоже. Да и определенный смысл в этом есть. Свой депозитарий исполнительней, быстрее реагирует на потребности бизнеса, меньше капризничает, ссылаясь на всякие законы, способствует организации «непростых» операций, помогает выйти из трудных положений. Что говорить, своя рука – владыка! Да и как можно доверить кому-то интимные подробности некоторых операций?! Так что иметь все свое, начиная от автобазы и заканчивая депозитарием, – добрая российская традиция.

У приятного обычно есть обратная сторона. За все приходится платить, и содержание депозитария обходится недешево. Это персонал с депозитарными аттестатами, расходы на покупку и поддержание ПО, необходимость обеспечивать каналы связи и ЭДО с центральным депозитарием и клиентами, интенсивное нормотворчество регулятора, вынуждающее выделять немалые ресурсы на модернизацию системы, реформа корпоративных действий, необходимость выполнять функции налогового агента, обильная отчетность и т. д. и т. п. К тому же регулятор, страдая от недостатков учетной системы и нехватки прозрачности, начал задумываться: не слишком ли много у нас депозитариев, все ли они достойно выполняют свои обязанности, не надо ли обратить особое внимание на маленькие депозитарии, не подумать ли о переходе к другой модели, когда учет права собственности ведется гораздо меньшим числом крупных депозитариев (кастодианов), что надежней гарантирует права владельцев. Пока это всего лишь слова, но, если посмотреть на ситуацию объективно, то вероятность, что такие намерения в ближайшем будущем начнут осуществляться, достаточно велика.

В тучные годы, когда рынок развивается и растет, никто расходы не считает – хватает на все. В том числе, и на свой депозитарий. Сейчас другое время. Если «резать косты» бессмысленно и беспощадно, легко погубить бизнес, но реально и практично оптимизировать расходы необходимо. Депозитарий для брокера – одна из статей расходов. Никто еще подробно и здраво не исследовал экономику депозитарной деятельности, но нет сомнений, что прибыльной ее назвать трудно. Российских депозитариев (кастодианов), чья депозитарная деятельность приносит прибыль, можно сосчитать на пальцах одной руки. Ну, максимум, двух при самом благожелательном взгляде. Для абсолютного большинства брокеров и банков депозитарная деятельность является «планово-убыточной». Как и большинство видов деятельности, депозитарная начинает приносить доход, только начиная с определенного масштаба. Размер имеет значение. Но, может быть, стоит смириться с этим? Не все подразделения приносят прибыль. Есть обслуживающие структуры, они имеют право на существование, да и невозможно без них. Может быть, стоит отнести депозитарий к этой категории и на этом успокоиться? Если ресурсов хватает, то можно и так. Но есть другой вариант, о котором тоже стоит подумать.

Слово «аутсорсинг» при всей уродливости, прочно заняло свое место в русском языке. Я уж не говорю про милые словечки типа «аутсорсить», «аутсорсер», «аутсорсерша». Но замены нет, а понятие такое в нашей жизни появилось. И как хорошо известно ценителям анекдотов: если есть предмет, то должно быть и обозначающее его слово. Ну, что делать, аутсорсинг так аутсорсинг. Передать что-нибудь на аутсорсинг – значит нанять постороннюю фирму выполнять часть твоей работы, не являющейся основной и не приносящей прибыли. Есть вероятность, что аутсорсер выполнит эти функции лучше и за меньшие деньги, потому что для него это основная работа, и умеет он ее делать эффективно. Для тебя эта работа вспомогательная, объем ее невелик, и ты не в состоянии расходовать ресурсы на ее рациональную организацию. Конечно, все это теория и красивые слова. В жизни бывает совсем по-другому, и есть множество примеров, когда от найма аутсорсеров расходы не уменьшаются, а только увеличиваются . Но согласитесь, при разумном подходе, реальном желании сэкономить и хорошем выборе партнера положительный эффект возможен. Особенно при внимании к деталям.

Вернемся, однако, к нашим депозитариям. А не передать ли брокеру депозитарную деятельность на аутсорсинг? Очевидны плюсы и минусы такого решения. Мы обсудили их раньше. Коротко резюмируя: плюсы – это снижение издержек, а минусы – это частичная утрата управляемости и «гибкости» за счет более строгого контроля. Какая чаша весов, в конце концов, перевесит, зависит от брокера, его размера, величины депозитарных издержек, готовности принять стандартные правила игры и от политики регулятора. Сейчас такие процессы только начинаются, но представляется, что в ближайшие годы число депозитариев будет сокращаться в первую очередь за счет депозитариев малых и средних брокеров и банков. И, скорее всего, регулятор будет эту тенденцию поддерживать и стимулировать.

Для того, чтобы принять непростое решение избавиться от своего депозитария, нужно, чтобы плюсы снижения издержек были бы больше минусов организации взаимодействия с чужой организацией. Не первый год крупные банковские кастодианы говорят, что наша учетная система устроена неправильно, что в ней слишком много мелких депозитариев, а это подрывает саму идею высокой надежности кастодиального сервиса. Может быть, они и правы. Но чтобы перейти от одной точки равновесия к другой, всегда приходится приложить немалые усилия. В новой реальности, возможно, будет лучше, хотя не все верят в такие предсказания, но сам по себе переходный процесс – это хлопоты, суета и издержки. А кому это может понравиться? Выигрыш где-то там, а неприятности вот они тут. А может не надо? И так проживем.

Да, наверное, административное давление раньше или позже скажется, и брокеры начнут отказываться от своих депозитариев. Но не следует рассчитывать только на кнут. Должен быть пряник. Крупным кастодианам необходимо предложить брокерам и банкам такие условия обслуживания их депозитарных клиентов, чтобы им самим (извините за идеализм) захотелось бы избавиться от непрофильного и хлопотного депозитарного бизнеса.

Модель такого сервиса давно существует. Это так называемая операторская (попечительская) схема. Есть брокер Б и его клиенты б1, б2, … , б1000. Каждому клиенту б1, б2, … , б1000 брокера Б в депозитарии Д открывают счет депо, а брокер Б становится оператором (попечителем) этих счетов. При этом депозитарий Д, как правило, взаимодействует только с брокером Б, а с его клиентами – в исключительных случаях. После этого брокер вздыхает свободно – свой депозитарий ему больше не нужен – права на ценные бумаги клиентов теперь учитываются в депозитарии Д, и, наконец-то, можно полностью отдаться любимой работе. На словах все легко и просто, в действительности же, чтобы такая схема эффективно заработала, надо решить много задач.

Перечисление всех подробностей потребовало бы другого формата материала. Оставим детали для конкретных обсуждений. Но все же упомянем некоторые важные моменты.

Никакой брокер не согласится на то, чтобы его клиент имел право самостоятельно отдавать поручения по своему счету. Это должно быть закреплено особым статусом счета депо, находящегося под управлением оператора. С другой стороны, на счете находится имущество владельца, и он имеет право распоряжаться им, если не нарушает своих обязательств перед контрагентами. Эта коллизия должна быть аккуратно разрешена с учетом требований брокеров.

Брокеру должно быть удобно взаимодействовать с депозитарием. В конечном итоге, работать с чужим депозитарием должно быть не хуже, чем со своим. Нужны удобные отчеты по всему холдингу счетов, находящихся под управлением брокера. Необходима специальная система тарифов, в которой в зависимости от количества счетов и объема активов под управлением брокера работала бы регрессивная шкала оплаты депозитарных услуг. При этом платить депозитарию должны не депоненты, а брокер, как оператор счетов.

Клиент брокера не должен чувствовать неудобств. Если для открытия счета депо ему понадобится ногами идти в депозитарий и предъявлять стопку документов, то про брокерский депозитарий можно забыть. Клиент должен появиться один раз у брокера, а все остальное брокер и депозитарий обязаны сделать сами. Сейчас это непросто, но без такого сервиса не обойтись. Определенные сдвиги в этом направлении, к счастью, появились.

Брокер должен получить все те услуги, к которым он привык в своем депозитарии. Например, обслуживание маржинальных сделок. Возможно, какие-то операции придется организовать на другой основе, но все важные процессы должны сохраниться. Сделать нормально можно все, ну, или почти все. Отказаться придется только от совсем уж «нестандартных» операций. Не думаю, что это вызовет слишком большие проблемы.

Стоить услуги брокерского депозитария должны меньше услуг своего, если считать их по-настоящему. Экономия должна быть как за счет разумных депозитарных тарифов аутсорсера, так и за счет снижение расходов на оплату внешних мест хранения. Например, НРД. За счет того, что активы клиентов брокера попадают в один пул с активами других клиентов крупного кастодиана, удельная стоимость хранения и операций для брокера станет меньше, поскольку все расчетные депозитарии применяют регрессивные тарифы.

И, наконец, нельзя забывать об эффективной организации процесса перевода счетов из старого депозитария в новый. Если по каким-то причинам это окажется сложно и дорого брокеру или неудобно клиентам брокера, то проект можно закрывать. Светлое будущее прекрасно, но только дорога к нему не должна состоять из ям и ухабов.

Может ли спецдепозитарий стать брокерским депозитарием? Да, конечно, для этого есть все предпосылки: отработанное взаимодействие с брокерами и банками в качестве агентов основных клиентов спецдепозитария, значительные объемы активов на обслуживании, современное программное обеспечение и технологии, высокая клиентоориентированность, отработанная на контактах с непростыми клиентами, отлаженное взаимодействие с центральным депозитарием и с международными рынками. В общем, возможности есть, хотя, как всегда, все непросто. Чтобы стать хорошим брокерским депозитарием, надо уделять повышенное внимание развитию кастодиальных сервисов. На сегодня эти услуги не являются сильнейшей стороной спецдепозитариев. Большинство спецдепов справедливо считает, что главное – это контрольные функции, а депозитарный сервис вторичен. Но ситуация меняется, и хороший кастодиальный сервис постепенно будет становиться существенной составляющей работы спецдепозитария. В Группе компаний «ИНФИНИТУМ», например, развитие кастодиального сервиса рассматривается как стратегически важное направление. Одним из проектов является создание брокерского депозитария. Первые шаги сделаны. В дальнейшем мы открыты для сотрудничества с брокерами и банками, которые начнут задумываться об аутсорсинге депозитарной деятельности. Вместе мы сможем создать качественный продукт.

← Возврат к списку публикаций

EV SSL